и тебе, мальчик мой, я вру.
я ушла в мир чужих мужчин.
я прячу губы в шарф. и нифига не ем.
заливаю мозги алкоголем. и крепко сплю ночами.
а ты думаешь,
что мне так охренительно живётся...
(c)ещё_дышу
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
01:08 

черные чернила
...но в припадках ностальгии

собираешь тех знакомых,

но они уже другие...

(с) ЗЗ

или остались слишком прежними. и далеко позади тебя.
так странно. никакой будто бы надежды на будущее

13:32 

черные чернила
вчера девочка одна, автор прекрасных стихов, очень ругалась что мол ее копирайты используют, тексты меняют как хотят и прочее..
я вот подумал, а как же художникам? им сложнее отследить свое творчество в просторах всемирной сети.

13:35 

черные чернила
Наилучшее путешествие – то, которое не имеет завершения..

хочу рвать из этой страны куда угодно уже хочу.. подальше сменить обстановку.
там всегда красивые улыбчивые лица, незнакомый язык и все почему-то любят и готовы трепетно внимать в твои зыбкие неясные изречения.

04:18 

lock Доступ к записи ограничен

черные чернила
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:34 

черные чернила
скулёж
немощь

я потерялся и запутался

00:01 

lock Доступ к записи ограничен

черные чернила
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:59 

черные чернила
ты целуешься - и как ребенок, и как бандит.
ты болтаешь - и как профессор, и как балбес.
ты упрям, беспощаден. ты нежен, раним и дик.
ты прекрасен, мой мальчик. я люблю тебя без
оговорок. я люблю тебя. я хочу
быть с тобой до отказа. до самого самого "стоп".
просто быть: бить посуду - нести какую-то чушь -
любиться любиться - гостей приглашать за стол -
пить вино - прыгать в воду - пялиться в небеса -
на горках американских кататься тудасуда -
смотреться до самозабвенья в твои глаза -
болтаться по миру: лондонпарижсудак
гурзуф (непременно)ниццаантиб... с трудом
затем вспоминать маршруты, курить кальян,
смеяться до слёз, строить в тоскане дом.
а когда ты ужалишь, просто впитывать яд
= просто быть. с тобой, мой маленький смуглый чёрт,
смешавший во мне коктейль из неровных рифм.

и если мне потребуется поплакать в чьё-то плечо,
я желаю себе, чтоб оно оказалось твоим.
(c) juzz

12:24 

черные чернила
все хорошо, если не думать о куче вещей.

и я смогу быть еще немного, но лучше.

01:25 

никакой романтики

черные чернила
либо дружба
либо секс
либо соперничество за обожание толпы


бхаха. что с моим мозгом всю эту жизнь?

21:53 

черные чернила
Кто знает имя воды тот сам носит его
Кто знает имя воды – сможешь ли ты напиться её?
Кто знает имя воды, тот
вовсе не её бог
что ты знаешь о ней

расскажи мне, я бы хотел знать.

Я знал человека, он рисовал пальцами водой на стекле.
Я знал человека, он рисовал дыханием на воде.
Я знал человека, он потом всегда уходил.
Кто он такой, расскажи мне, я бы хотел знать.

Я знал человека, он никогда не был ни мой, ничей. Проносился среди вещей, как стремительный смерч ледяной воды. Вкус его губ был похож на горный ручей. Холодный, как бывает холодной только вода, которой не стать льдом.

Я знаю, я много раз трогал лёд, и лёд отвечал мне.

Я знал человека, который себя не знал. Не знал своего имени и снов не видел, когда спал. Каждый раз, когда он здесь рисовал, затем уходил. Куда уходил – так никто не знал.

Если ты знаешь – скажи мне, я бы хотел знать.

Знание опасно, как старый сухой лёд. Оно падает с неба, за этим не углядишь. Ты идёшь, и в любой момент на тебя оно может упасть. Иногда это значит, что больше ты не жилец. Трупы холодные, я трогал, я знаю, холодные, как лёд.
Знание огромно, как большой низвергающийся водопад:
если вдруг попал под струю – то теперь всё. Либо её не вынесешь, либо уйдёшь с водой.

Знание – такая штука, её нелегко нести. Берёшь стакан с газировкой, несёшь домой. Выпьешь ее до дна и суть её станет тобой. Имя, которое пишут струи текучие на стекле. Совсем как слеза.

Может, вода плачет о чём-то, чего и не знаем мы? Может быть, это правда, она тоже хочет куда-то уйти? Я знал человека, который, когда нарисует что-то, затем уйдёт. Однажды, говорят, кто-то догнал его и спросил: «Ты кто? Я видел, как ты проносился смерчем, как будто холодный дождь. Я словно расслышал имя, возможно, оно было твоё?»

Если ты знаешь, что он ему ответил, скажи мне.

Я знал человека, его имя было похоже на звук воды. Когда он рисовал на прозрачных стёклах, его рисунки сразу смывало водой. Когда он рисовал на коже, вода стекала, как будто слеза. Однажды кто-то спросил у него: «Скажи, ты бог?»

Говорят, после этого он просто взял и исчез.

Я знал человека, он был таков, что постоянно становился под водопад; а потом шёл и рисовал водой, то есть пальцами, на стекле. Я никогда не знал его имени, но я помню вкус его губ. Однажды, когда я смотрел на стекла - по ним барабанил дождь -
я подумал, что это вены, и по ним, возможно, течёт его водяная кровь; я думаю, что её вкус должен быть похож на звонкий ручей.
Звонкий ручей, я думаю, точно знает любимое имя своей воды

…но вода большая, воды много, не думай, что знаешь её.
(c)moon_teller

22:18 

черные чернила
кусаю губу с упорством собаки, грызущей кость.
нервы - ни к чёрту, одни дурные привычки
мне помогают выжить. и вкривь, и вкось,
но помогают, стараются, крошки. а вы чем
можете попытаться хвастаться передо мной?
кто-то же вас поддерживает по ночам в эфире,
когда на часах в их пользу очередной ноль ноль?
я, как наполеон, жаркодышащий жозефине:
"не мойся, я еду". я не переношу разлук,
я совсем не умею выдерживать время телом
и заниматься делами. я дохну без глаз, без рук,
без голоса, без пощёчин горячих... тема
этой моей кровной прикованности к тебе
неисчерпаема, и, с годами укореняясь,
она превращает мой шаг в постоянный бег,
меня - в самого пьяного из всех существующих пьяниц,
в наркомана, который без дозы какой-то час
не может прожить. и пытаться - дурное дело:

мне жизненно необходимо тепло твоего плеча.
я совсем не умею выдерживать время телом.
(c)juzz

23:20 

черные чернила
утро, Элла, огни в глазах, соло, кофе, тяжелый бит.
я почти не желаю знать, кто тебе по ночам звонит,
с кем ты делишь свою постель, кого гладишь там по руке.
дверью, сорванною с петель, я качаюсь на сквозняке.
и мне так хорошо одной, как бывает вдвоем лишь миг.
я кормлю себя тишиной, первосортной, из лучших книг.
я лечу себе душу, тело. погружаюсь в цветной туман.
Конан-Дойль и Пратчетт, Хейли, Ричард Йейтс и Борис Виан.

просто ты — как ключи от рая, как возможность уметь летать.
по Магритту любовь — слепая, и, пожалуйста, drive me blind.
ты — металл, тебя плавят, льют; серебристый, простой металл.
мир мой, выставленный на mute, покачнулся, но не упал.

я не знаю, с кем рядом тебе — весна. я не знаю, кто подле тебя не спит.
но я точно знаю, как сходят с ума,
выставляя безумие
на repeat.

© Сидхётт

00:24 

черные чернила
На личном фронте у меня как на банкете.
То, что предлагают не беру, а то, что хочется, просить стесняюсь.
Приходиться делать вид, что не голодаю.

01:19 

черные чернила
Бесполезно на переправе менять коней.

Возвращались девочки с фестиваля,
На метро повально не успевали.
Заходили в бары и магазины,
Ветер дул с залива, весьма сквозило.

Ветер дул с залива и было мерзко.
Набирали длинные эсэмэски,
Что метро закрыто, что все в печали,
Запоздалые мальчики их встречали,

Уводили в кухни, кормили супом.
Ветер дул с залива, но было сухо.
Я успела в метро, я вошла в квартиру,
Было жутко сухо и очень тихо.

Бесполезно менять составы на перегоне.

Холодильник мёрз, согревался чайник,
Ветер дул с залива, кричали чайки.
Засыпали окна вокруг помалу.
Я о чем-то важном не понимала.

Ветер дул с залива и было жутко.
Я ведь так же, как ты, сочиняю шутки,
Я люблю вкус кофе и цвет брусники,
Я люблю ту же музыку, те же книги.

Ветер дул с залива и черт с ним. Мне же
Быть не трудно грубой, не сложно нежной,
И какой бы я ни держалась роли,
Мы с тобой не одной, мы похожей крови.

Но ни один мой шаг не приблизит тебя ко мне.

Я тебя боялась и между делом
Я росла над собой, а потом худела,
Ни один мой текст ни одним абзацем
Не поможет рядом нам оказаться.

Тяжело уснуть, тяжелей проснуться.
Мне б хватило ладонью тебя коснуться,
Ветер дует с залива и пахнет тиной.
Я люблю немногих. Увы, тактильно.

Возвращаясь домой, я была, как будто
Фестивальной девочкой-незабудкой,
Но потом я успела. И проиграла,
А она осталась. И завтра, рано,

Не одна дорога к дому в пустом вагоне.

Ни один мой текст для тебя не важен,
Ветер дует с залива. Сегодня влажно.
Я не знаю, муссон он или пассат он.
Я пишу сегодня без адресата.

Ветер дует надводный из индо-, афро-.
Я пишу сегодня, вчера и завтра
Ночь траву покроет росистым лаком,
Я сегодня кажется поняла, как


Бесполезно на переправе менять коней.
Бесполезно менять составы на перегоне.
Ни один мой шаг не приблизит тебя ко мне.
Ни одна дорога к дому в одном вагоне.

(c)izubr

12:36 

черные чернила
один был резок и невозможно трезв.
он вырезал на моей спине треугольник, в треугольнике выжег крест
и сказал: ты самая терпеливая из всех невест.

другой оказался перпендикулярно-иным.
он ласкал мои шрамы, рисовал над углами нимб,
целовал тёплой трубкой губ, выпуская кальянный дым,
и сказал: ты самая нежная из тех, кто ходит под Ним.

следующий из всех, приходящих ко мне
вовсе не видел символы на гладкой моей спине.
он украшал меня розами поцелуев от ключиц до ступней,
представляя, что делит постель сейчас не со мной, а с ней.
и сказал: только ты сумеешь заставить заплакать снег.

потом в мою комнату вошла на цыпочках ты.
ну или темнота? повадки её, черты
напоминали тебя безупречно... и я, застыв,
дыхание спрятав в подушек отельных стык,
ждала аккордов правильных и простых
тебя во мне.
(с)juzz

00:30 

черные чернила
осенние яблоки

1.
Мой единственный брат, у меня проблемы,
Я неплохо ем и смотрюсь не бледно,
Просто где-то внутри у меня болело,
А теперь чудовищно не болит.
Я хожу по тропинкам большого сада,
Я пою под нос, я смеюсь надсадно.
Мой единственный друг, у меня засада,
И меня не спасти без твоих молитв.

читать дальше

(c)izubr.livejournal.com/252653.html

23:45 

черные чернила
нет не так
это показное общение. сидишь в интернете и говоришь ту глупую чушь и прощаешь и вроде как радуешься за человека, которого шесть лет ты пытался забыть. будто вы все такие же старые приятели и болтаете обо всем и ни о чем одновременно. потому что темы для разговоров немного помертвели.
и если мне предложат встретиться или вдруг я в порыве чувств решусь на этот шаг.. что что будет? да ничего, надеюсь, и старая, покрытая коркой слез, страсть не овладеет телом.

да хер со всем этим. я слишком просто и глупо пишу. я говорю обо всем как о детстве. ведь оно так и было.
и действительно рад, что оно всё закончилось именно так. можно было бы менее пафосно и трагично, как оно казалось тогда. мы все склонны преувеличивать свои несчастья.

Черные крылья

главная